Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: Фанфики (список заголовков)
00:06 

Фикота

It was a dazzling world. It was shining...
Ещё одна, лол. На этот раз по Black Paradox. Да-да, по манге того самого Дзюндзи Ито. Не, ну а что. Яой можно найти везде.
Хотелось написать флафф, вышел ангст. Не умею я выражать свои мысли. Алсо, генератор бреда сегодня необычайно силён.
Прикол в том, что с фэндомом знакомы чуть менее, чем никто. Не везёт мне с этим, залипаю на всё самое непопулярное.

Название: 8 секунд
Автор: K(+)llaps_Rein
Бета: ворд моя бета, увы
Связь: rein_master@mail.ru
Фэндом: Black Paradox
Рейтинг: PG
Размер: мини
Жанр: драббл, немного ангст, немного флафф, немного сёнен-ай
Пейринг: Табуро/Пиитан
Саммари: Абсолютно ничего не значащий эпизод из жизни двух неудавшихся суицидников, хронологически расположенный где-то в середине второй главы, между сценой в больнице и сценой в машине. Считайте это сном одного из них. Уж слишком всё сюрно.
Дисклаймер: Дзюндзи Ито поимел всё, в том числе мой мозг.
Варнинг: Имеются упоминания суицида и размышления о нём же. Ну а что вы ожидали от манги про самоубийц?


Иногда такое бывает. Сидишь возле открытого окна, до предела нагнувшись вперёд, делая вид, что тебе интересно, что там, за окном, происходит. Ветер треплет волосы, вьющиеся и немного спутанные, а отсветы от полупрозрачных штор делают пряди практически голубыми вместо привычных иссиня-чёрных. Почему-то хочется закричать. Или заплакать. Или истерично рассмеяться. Но ты продолжаешь молча смотреть в окно, абсолютно не различая пейзажа, и прислушиваться к звукам улицы, биению своего сердца и дыханию того, кто стоит за спиной.
- Кого ты там выглядываешь? - Табуро погасил сигарету и отправил её в стоящую рядом пепельницу, даже не скосив глаза.
- А? – нарушенная тишина рассыпана по полу обрывками шёлковой ткани. Только что он ловил каждый звук, раздававшийся где-то в глубине комнаты, но голос, резкий и слегка простуженный, всё равно застал его врасплох. – Никого, абсолютно никого. Просто здесь очень жарко. Мне нужен был кислород.
- Ты хорошо себя чувствуешь? – в голосе нет ни капли участия или волнения, только небольшая раздражённость. И это абсолютно правильно.
- Да. Не беспокойся. – ощущение бессмысленности собственных фраз никогда не доставляло ему удовольствия, но он прекрасно умел прятать своё настроение. Даже те, с кем он работал на протяжении долгих лет в университете, никогда не могли сказать, что скрывается за извечно спокойным голосом и лицом хронического меланхолика. Не важно, как скачут графики и перегорают приборы – снаружи всё остаётся таким же прохладным и металлически-серебристым. Иногда он даже начинал сомневаться, кто из них в действительности был роботом, а кто – живым существом.
- Ты там осторожнее. Если появятся тошнота или головокружение – быстро отойди от окна. Ты нам пока живым нужен.
Пока. Нужен. Пока. Когда команда получила идеальный механизм, надобность в прототипе отпала сама собой. Такова жизнь, мой друг.
- А что вы будете делать, когда получите достаточно?...
- Как, что? Будем жить – Табуро усмехнулся, придав своему худому лицу немного сумасшедшее выражение – И неплохо жить, я тебе скажу. Ты только подумай, какие это деньги! Бараччи обещала всё устроить по высшему классу… Виллы, машины, курорты, девушки… У нас будет всё, о чём мы мечтали!
Всё, о чём мечтали… Пиитан никогда не мечтал о виллах, машинах и курортах. А девушки, честно говоря, были ему абсолютно безразличны ещё со школы. То, о чём он мечтал, было гораздо проще и достижимее. Достижимее для всех, кроме замкнутого инженера-робототехника, проводящего вечера на сайтах, посвящённых суициду.
Лишь одна секунда понадобится для того, чтобы рывком встать и закинуть ногу на подоконник. Две секунды на то, чтобы выпрямиться, памятником застыв в оконном проёме. Около пяти секунд на то, чтобы сломать инстинкт самосохранения.
В итоге мы получаем 8 секунд на то, чтобы в один прыжок преодолеть расстояние от центра комнаты до окна, схватить суицидника за плечи и затащить обратно, потеряв равновесие и упав вместе с ним на ковёр, чудом не задев затылком предательски торчащий край стола.
Пиитан улыбнулся своим мыслям и наклонился чуть ниже. Он вовсе не собирался проверять, найдутся ли у Табуро лишние 8 секунд.
Впрочем, необходимость в проверке отпала, стоило Табуро неслышно подойти сзади и легонько приобнять его за плечи. По телу разрядом скользнул шок, заставив все мускулы разом напрячься. Внутри что-то дёрнулось, сжалось, заставило на миг потерять равновесие, но чьи-то руки не позволили ему упасть.
- Прости, не хотел тебя пугать… - только сейчас стало заметно, что лицо Табуро стало пунцовым от смущения. Ему было стыдно за своё странное, бессмысленное поведение. Но что он мог поделать? Одинокая фигурка, застывшая у окна, заставила его вспомнить… Много чего вспомнить. Быть ненужным, забытым, закрывшимся ото всех… Табуро прекрасно понимал, какого это. В конце концов, он посещал те же самые сайты.
Они стояли так совсем недолго – по крайней мере, оба позже неистово убеждали себя в этом. Табуро отпустил стоящего у окна парня, в последний раз вдохнув резкий аромат одеколона, смешанный с чем-то металлическим. Пиитан закрыл окно и обернулся, стараясь скрыть собственное смущение. Оба обменялись пристальными взглядами, как бы говоря друг другу: «Ничего не было».
Порыв ветра ударился о стекло, всё ещё не до конца осознавая, что все входы в эту комнату опечатаны. Никто из посторонних не должен тревожить двух растерянных одиночек, впервые подпустивших к себе кого-то. По крайней мере, не сейчас. Им понадобится время.
Время на осознание того, что они больше не одиноки.

@музыка: Hatsune Miku - Love Love Nightmare

@настроение: сонное

@темы: манга, творчество, Black Paradox, фанфики

19:57 

Ох...

It was a dazzling world. It was shining...
Опять я со своей куетой. Не обессудьте.



"- Скажи… Ты часто думаешь о смерти?
Вопрос, столь нелепый и неожиданный, послужил сигналом тревоги: он перерезал все прочие звуки, оставив после себя непривычную тишину.
Он сразу понял, что сказал что-то совсем не то, но, каким бы длинным ни был твой язык, втянуть слова назад он уже не сможет. В атмосфере неловкой паузы мальчики сидели и разглядывали друг друга, словно виделись в первый раз. Неистово светило солнце, мир был залит несовместимыми оттенками неона и пастели, а жизнь казалась ещё более сладкой, чем раньше. Волосы сидящего рядом мальчишки отливали изумрудом, небольшая жёлтая прядка, перепачканная шоколадом, казалась невероятно трогательной, а в разноцветных глазах покоилась искренняя жестокая невинность, свойственная лишь детям, наивным и чудовищным одновременно.
Нежное личико на миг стало необычайно серьёзным, ярко-розовый язык скользнул по пухлым алым губам. Мальчик размышлял над ответом.
- Нет… А почему ты спросил?
- Да так, просто.
Юноша отвёл взгляд, машинально поправляя громоздкие очки. Он чувствовал себя виновным в том, что заставил смех этого удивительного ребёнка оборваться. О чём он только думал?! Но прежде, чем мысли формулировались, что-то нежное и тёплое коснулось его руки.
- А почему ты о ней думаешь? Смерть – не конфетка, чтобы много о ней думать. Кстати, ты дашь мне конфетку? Ты же обещал!
И снова над поляной звучал смех, громкий и немного истеричный, но такой искренний и…
- Любимый…
- Что ты сказал?
- Ничего.
Он лишь крепче сжал его руку, как будто кто-то мог в любую секунду разлучить их. Мысли, тёмные и пустые, умирали под натиском маленького солнца, сидевшего рядом с ним. Что есть, в сущности, смерть? В этом мире, мире вечной жизни, она была смехотворна. И они смеялись над ней, смеялись вместе, держать за руки, вдыхая запах травы и цветов. Болезненно худой синеволосый подросток в очках уже и не помнил, когда в последний раз смеялся так громко, а для гиперактивного мальчишки с замашками психопата смех без причины был обычным явлением. Воздух снова дрожал от жизни, но чуткий слух молодого учёного уловил скрежет шин приближающегося автомобиля. Похоже, этот идиот снова не справился с управлением…
Он не делал ни одной попытки избежать предначертанного, лишь крепче сжал тёплую ладошку сидевшего рядом счастья, стараясь всеми силами скрыть своё волнение. Мальчик взглянул на него с удивлением и толикой непонимания – но ласковая улыбка на родном лице убедила его, что всё хорошо.
За спиной послышались гудки клаксона и чья-то малопонятная брань, но две хрупкие фигурки даже не шелохнулись, боясь испортить этот почти сакральный момент. Впервые они умрут, держась за руки."


@музыка: Rammstein - Links 2,3,4

@настроение: усталое

@темы: Happy Tree Friends, фанфики, творчество

00:00 

Муза такая муза

It was a dazzling world. It was shining...

Не читайте это, люди
Надо перестать смотреть ХТФ. Это безумие, кровавое безумие... Но оно меня расслабляет. А муравьед - очаровашка. Я заметила - его почти всегда пытают перед смертью. Долго и мучительно, порою доводя до слёз. Отчаяние - это красиво.
А началось всё с того, что я нашла кучу анимешно-очеловечен­ного арта. Теперь вижу их только так - милыми детьми, обречёнными раз за разом становиться жертвами синдрома Хинамидзавы. Есть в этом что-то...

-------------------­--------------------­--------------------­----------------
Варнинг, гуро

@музыка: Billie Holiday - Gloomy Sunday

@настроение: бодрое

@темы: Happy Tree Friends, творчество, фанфики

16:44 

Внезапно, графомания

It was a dazzling world. It was shining...
Итак, в Рейн-сан таки проснулся горе-писатель, упорно дрыхнущий в ней вот уже несколько месяцев Оо И он дарует вам очередной драблик. На этот раз по Хикари Клубу, лол. Не помню, когда я в последний раз чё-то писала... В любом случае, ужасайтесь, йа яойщик и это не лечится. Это типа черновой вариант, любая критика принимается ^_^

Посвящается SannyDjoun.

Название: "На крыше"
Автор: Rein
Бета: пока не появилась
Связь: rein_master@mail.ru
Фэндом: Litchi Hikari Club
Рейтинг: PG
Размер: мини
Жанр: драббл, флафф, сёнен-ай
Пейринг: Зера/Нико, мимолётный намёк на Зера/Джейбо
Саммари: Просто вечер. Просто крыша.
Дисклаймер: Место действия и персонажи принадлежат Усамару Фуруе и Норимизу Амейе, никаких прав на них я не имею, иначе давно бы переписала концовку, прибила Джейбо и сделала Канеду центральным персонажем

Обыкновенная крыша, бетонная, покрытая неисчислимыми сеточками трещин. Обычно она быстро нагревается на солнце, но сегодня было пасмурно, и им начинает казаться, что скоро бетон станет непригодным для сидения. Но они, конечно, никуда не уходят: собрание клуба давно закончилось, желание возвращаться домой и не думало появляться, а закат обещал быть необыкновенно красивым.

- Когда я смотрю на солнце, оно напоминает мне фрукт личи… Такое же алое и красивое… - задумчиво произнес Зера, откинув с лица прядь волос, закрывавшую обзор и мешавшую ему наслаждаться закатом. Блики от заходящего светила отражались в стёклах его очков, наряду с оранжевато-синими облаками и кусочком апельсинового неба. Казалась, глаза мальчика тоже окрасились в цвета заката, слившись с открывшимся перед ними небом – и Нико многое отдал бы, чтобы не разрушать внезапно возникшую оптическую иллюзию.

- Да. Наверное, ты прав. – ответил он подчеркнуто спокойно. Зера кинул на него быстрый, полный неодобрения взгляд. Близость Нико сводила на нет все романтические настроения.

- Не умеешь ты ценить красоту. Ты не то что картины классиков, даже цветы не любишь… Помнишь ту вазу, которую ты разбил, когда был у меня в гостях? Ты, конечно, извинился, но я заметил, что тебе совсем не жаль цветов, и я уже не говорю об изящных изгибах самой вазы… Вот Джейбо – совсем другое дело. Он знает толк в красивых вещах.

Зера смотрел на заходящее солнце и даже не заметил, как скривилось лицо Нико при упоминании ненавистного имени. В этом маленьком мире, мире крыши, солнца и заката, существовали лишь они двое – и даже мимолётное воспоминание о ком-то третьем было непростительным кощунством. Но Нико простит. Как можно не простить этого хрупкого мальчика с глазами цвета закатного неба, сидящего так невыносимо близко. Стоит только осмелиться, и можно прикоснуться к блестящим в солнечном свете волосам, чтобы точно узнать, настолько ли они шелковые и мягкие, какими кажутся... Это была мечта Нико, маленькая тайная мечта, которую он никогда не осмелится исполнить без позволения своего любимого диктатора. В Клубе Хикари не прощают самовольных поступков… Уж кому, как не Нико, знать это. Максимум, что он мог себе позволить – быстрым движением скинуть с себя пиджак и накрыть им плечи Зеры, как бы невзначай приобняв его.

- Что ты делаешь? – Зера с трудом скрывал раздражение.

- Мне показалось, что тебе холодно. – Нико в который раз попытался заставить свой голос звучать безразлично.

Секунда неуверенной тишины, и Зера продолжил говорить что-то о красоте, романтике и разбитой вазе. Постепенно его голос терялся, слова становились менее внятными, фразы – короткими и отрывистыми. Наконец они остались в полной тишине – лишь где-то вдалеке прокричала птица, ознаменовав конец очередного шумного, бессмысленного дня в городе-призраке. Зера уснул, положив голову Нико на колени. Его лицо выглядело на удивление умиротворённым, даже счастливым, что редко можно наблюдать днём. На губах застыла непонятная улыбка. Похоже, ему снилось что-то очень красивое… Быть может, рождение идеальной машины, над которой они так долго работали. Или холодные улицы города Кейко, по которым маршируют армии подобных созданий, симбиозов техники и крови, а впереди – юный диктатор, несущий свет этому прогнившему миру, воплощение мечты Элегабала… В любом случае, Зера был абсолютно спокоен – он знал, что его сон охраняют, его мечты не будут преданы забвенью, и никто из дорогих ему друзей, стоящих подле трона, никогда, никогда не предаст его.

Горизонт окрасился в алый, напоминая полосу света, пробивающуюся из-за закрытого занавеса в Грань-Гиньоле. Представление окончилось, и на город медленно опускалась ночь. Всё замерло, и лишь Верный Рыцарь всё ниже склонялся над своим спящим Императором, вглядываясь в каждую черточку его изящного, невыносимо притягательного лица. Он ничего не понимал в красоте, но в тот миг вся красота мира была для него пустым звуком. Причём здесь цветы, вазы и картины? Ведь истинное воплощение красоты было сейчас здесь, рядом с ним, такое близкое, родное и ужасно далёкое. Сколько раз он мог бы овладеть этой красотой, воплотить свои тайные фантазии, пожирающие его каждую ночь… Но он никогда, никогда не позволит себе причинить ей боль. Он наклонился чуть сильнее, и его губы коснулись воздуха в миллиметре от губ Зеры. На большее он никогда не осмелится.

- Я тебя люблю…

Быстрый порыв ветра подхватил едва различимый шепот и унёс его вдаль, удостоверившись, что нечаянно сорвавшееся с губ признание никогда не достигнет того, кому адресовано.

@музыка: Litchi Hikari Club - Imperor of Ruins

@настроение: школьное

@темы: Litchi Hikari Club, фанфики, творчество, манга

Nijigen Complex

главная